Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Баран на развилке

В один из солнечных и светлых дней раннего детства я испытала радость нежданной находки и боль невозвратной потери. Удивительным и таинственным образом эти события спустя сорок лет транслировались во взрослую жизнь.

Дороже не бывает!
На дворе - 1973 год. Мне пять лет. Наша семья только что переехала из провинциального латвийского Вентспилса в респектабельную Ригу. Пока родители разбирают вещи, я отправляюсь исследовать окрестности нашего нового места жительства.
Ноги несут меня куда глаза глядят, а на душе - так легко и беззаботно, как это бывает только в нежном возрасте. Прямо по курсу - помойка. В одном из контейнеров замечаю резинового барашка с ярко-желтыми, закрученными в тугие бублики рогами. Смотрю на него, как зачарованная, и понимаю, что друга лучше, красивей и дороже для меня нет на земле.
Вынимаю его из мусорника, прижимаю к груди. В ответ на ласку барашек издает легкое посвистывание - "дырочкой в правом боку". Радость необыкновенная переходит в ликование. Бегу по улице, сломя голову, и счастье мчится впереди меня.

Первая боль
В компании с барашком прошло примерно полдня. За это время я успела много чего повидать, о многом узнать, во многих местах остановиться. Игграла в песочнице, глазела на витрину продуктового магазина, любовалась красочными тарахтящими трамваями, которые тоже видела впрервые в жизни.
Изрядно устав и проголодавшись, я решила вернуться домой. Тем более, что мама обещала накормить вкусным обедом.
И вот, практически на подходе к дому я обнаруживаю, что моего нового друга со мной нет! Пожалуй, никогда в жизни я не испытывала боли сильнее и яростней. Причем, это была боль совсем иного свойства, чем от падения или ссадины. Унять ее было практически невозможно - ссаднило где-то глубоко в груди. Терпеть - тоже. И чтобы хоть как-то справиться с ней, я разинула рот пошире и заревела во всю мощь своих щенячьих легких...

Ура-а-а! Он вернулся!
Совершенно не владея собой и трубя на всю округу, возвращаюсь обратно, обходя все места, где я только что побывала. В песочнице - нет, на трамвайной остановке - тоже, на ступеньках магазина, где сидела недавно - опять нет! Пусто. Непонятно - за что, почему? Я ведь так любила!
И вдруг мой взгляд останавливается на раскидистом дереве. Его толстый ствол, достигнув полутора метров от земли, расходится на два, потоньше. Это похоже на развилку дороги. И вот, в самом центре этой "развилки" стоит мой потеряный друг, глядя на мир печальными глазами и как бы спрашивая прохожих: "За что, почему? Я ведь так любил!"
В этот момент я просто с ума сошла от нахлынувших чувств, по силе своей ни с чем не сравнимых. Барашек с желтыми рогами был, по всей видимости, моей самой первой страстной и чувственной любовью.

Дежа вю
Спустя шестнадцать лет я вышла замуж за человека, которого любила почти так же сильно и страстно, как эту игрушку с помойки. Разумеется, тогда мне и в голову не приходило проводить параллели с описываемым событием. По иронии судьбы мой муж по гороскопу был Овном, и семью его, в отличие от моей, никак нельзя было назвать благополучной. Он был, по выражению мамы, "не нашего круга", и я пошла за ним вопреки воле родителей.
Мы прожили с ним двадцать три года. В этой жизни были штормы и штили, рифы и мели, войны и миры. Когда подрос и вылетел из гнезда наш сын, мы с треском разошлись. Я потеряла его.
По рассказам родственников мужа, сейчас он никак не может успокоиться, оправиться от расставания. Его "швыряет" в разные стороны, разрывает страстями, и пресловутый кризис среднего возраста еще продолжает играть с ним в свои опасные игры.
Баран на развилке...

Идиосинкразия

Сын вырос, оперился, вылетел из гнезда.
Двадцатитрехлетний брак распался.
Одна мудрая женщина сказала: "Женам военных надо быть в семье либо генералами, либо подчиненными".
Не сумела проявить достаточной мудрости. Не смогла стать ни госпожой, ни рабыней.
Я по натуре друг и партнер. Считаю, что способности мыслить, чувствовать и говорить даны человеку не для того, чтобы подчинять и подчиняться, а для того, чтобы уметь слушать и слышать друг друга и договариваться.
Не так давно он высказал две "феноменальные" мысли, определившие его отношение к семье. 1. "Я - твоё всё. Всё в нашем доме создано моими трудами. Ты без меня умрешь, сойдешь с ума или сопьешься." 2. "Ты должна беспрекословно меня слушаться".
После этого я потеряла смысл выстраивания дальнейших отношений.
Умом понимаю, что нельзя по одному экземпляру судить обо всех мужчинах. Но одна только мысль о возможности возникновения новых отношений вызывает во мне такой мощнейший протест, что начинает дрожать все внутри.
У меня началась идиосинкразия к любви. Сколько потребуется времени для того, чтобы она исчезла, и произойдет ли это вообще когда-нибудь - я не знаю.