tokira712 (tokira712) wrote,
tokira712
tokira712

Крест для мамы

У каждого из нас свой крест. У мам он особый. С того момента, когда в глубине женского существа зарождается новая жизнь, на ее плечи легким бременем ложится крест забот и болезней о будущем ребенке.
Мамино сердце никогда не отдыхает - ни днем, ни ночью. Оно тревожно вздрагивает при малейшем подозрении на то, что ее дитя недоело, недоспало, заболело, или его кто-то обидел. Словно раненая тигрица, она готова сорваться в бой каждую секунду, чтобы защитить, вызволить, помочь, поддержать в беде. Словно добрая фея, она оказывается рядом, чтобы разделить и умножить нашу радость.
Мамина любовь не бывает слепой, но всегда чутко отзывается на детские заблуждения. И даже если взрослеющий сын или дочь оступаются, она, покрывая, открывает ребенку суть его проступков, тем самым спасая его.
Моя мама - Роза Александровна Пономарева - была именно такой. В моменты своих подростковых заблуждений мне казалось, что я разлюбила ее, что достала она меня своей воспитательной риторикой. А спустя некоторое время я убеждалась в истиной правоте и чистоте ее слов. И эта правота исходила от большой любви.
Мама была красива. И когда я была совсем маленькой, то ужасно комплексовала, что на нее не похожа, и рядом с ней чувствовала себя гадким утенком. Мама была умна - по профессии она была учителем русского языка и литературы. Мама была мудра, а это - результат хорошо усвоенных жизненных уроков, которые начались у нее слишком рано. Ведь она, родившись в 1930 году, была ребенком войны со всеми вытекающими отсюда последствиями - неустроенностью, голодом, долгим отсутствием отца, ранними и тяжкими обязанностями старшего ребенка и прочими "прелестями", которые выковали ее "маргарэттэтчеровский" характер.
Мама была музыкальна, и я переняла от нее это качество. Мы с ней часто пели дуэтом во время долгих прогулок. Мама была жадной до информации, она много читала, и была в курсе всех новостей. Она жила в ногу со временем, и может быть, поэтому с ней так любили общаться мои подруги. Ведь она была ходячим кладезем полезных советов и мудрых наставлений... И еще она жила, даже слегка опережая время. Потому что, воспитываясь в абсолютно атеистической среде, каким-то чудным образом пронесла через всю жизнь веру в Бога, не изменяя ей даже в годы гонений на Церковь. Верующей она осознавала себя с четырех лет. Вот такой была моя мамочка.
Сейчас она покоится в Риге на Яунциемском кладбище. Могилка ее располагается среди трех уходящих ввысь корабельных сосен. Упокой, Господи, рабу Твою Нину, прости грехи и согрешения ей вольные и невольные, и даруй ей Царствия Небесного!
Умирала мама мучительно - у нее обнаружилось запущенное онкологическое заболевание. Облучаться почему-то не захотела. Папа позвонил мне, живущей в то время за тысячу километров от родительского дома, тогда, когда у нее уже начинались болезненные видения. Мне почему-то казалось, что если я приеду, и мама увидит меня, то обязательно поправится и вернется домой. Ошибалась...
В последние дни ее жизни мы с папой попеременно дежурили у мамы. Папа тогда еще ходил на работу, и я подменяла его у ее постели. Молилась потихоньку, читала книгу о гибели подлодки "Курск". И до конца не хотела верить, что мама уходит, унося за собой свой материнский крест, и что вскоре обо мне некому станет молиться. А что я могла дать маме взамен?
...Путь в больницу лежал через сосновый бор. Я возвращалась домой со своего дежурства октябрьским вечером, когда на лес уже спустились сумерки. Помню, как темно, сумеречно и тяжко было в этот час на душе. И вдруг - чувствую, как мне на плечи ложится большой деревянный крест. Я сгибаюсь под его весом и несу, но при этом веса не чувствую! А на душе - словно бальзамом помазали: ни тяжести, ни усталости, только спокойствие невероятное и свет. Невечерний, нетварный... И голос, идущий не извне, а где-то из глубины моего же сердца: "Девочка, ты все правильно делаешь. Ты приехала проводить маму, и ты это исполнишь. Будь спокойна, так надо, Я дам тебе силы".
Через несколько дней мама умерла у меня на руках. Перед этим я слышала, как она шепотом со слезами просила Господа забрать ее. Я успела сказать ей, что люблю, попросить прощения и поймать ее последний прерванный переходом в небытие вздох.
А потом, не имея никакого опыта в таких делах, сумела организовать ее погребение по православному обычаю. И была очень удивлена, когда к ее гробу, стоящему посередине нашего с ней храма, подходили и кланялись прихожане...
Она и там умудрилась остаться красивой, со строгой педагогической печатью на челе - продолжала нести свой материнский воспитательный крест.
А я - ну что же я-то? Лет пять после ее ухода не могла найти себе места, потерянным тридцатилетним ребенком тыкаясь к телефону, и не имея больше возможности позвонить и услышать родной голос... Со временем, конечно, рана болеть перестала, но мне и по сей день не хватает твоих любящих глаз и зоркого сердца, мамочка. Я люблю тебя, и эта любовь никогда не закончится. Как и жизнь - ведь у Бога все живы!

Здесь маме слегка за двадцать, и я появлюсь у нее совсем не скоро.
Мамочка
Мамочка2
Tags: Взгляд в вечность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments