tokira712

Разговорчики в раю

Не всегда женская логика


Previous Entry Share Next Entry
Встреча с кумиром юности
tokira712
Впервые с творчеством германской группы Modern Talking я познакомилась в 1985 году на одной из студенческих вечеринок, устроенных очень крутой, как мы тогда считали, однокурсницей Инной: ее родители были то ли дипломатами, то ли еще какими-то мощными шишками. А мы тогда были всего лишь "козерогами" - так в РКИИГА называли "зеленых" первокурсников.
В промозглый сентябрьский вечер (типичная для осени балтийская погода) мы встретились в Инкиной шикарной квартире, где на кухне уже был накрыт изысканный стол. Все кушанья подавались на красной керамике, и почему-то именно эта посуда тогда произвела на меня впечатление чего-то недосягаемо высокого, отражающего тот мир, в котором обитала Инка, и вход в который был для меня закрыт.
Перед тем, как приступить к трапезе, наша принцесса включила такой же модерновый, как и все убранство этого жилища, магнитофон, и я "пропала" буквально с первых же нот. "You - my heard, you - my soul", - неслось из динамиков, и эти дивные слова и звуки, наполняя пространство, гипнотизировали меня, словно дудка факира сонную кобру.
"Ин, это че такое?" - спросила я, запинаясь.
Снисходительно улыбнувшись уголком красиво очерченного рта и откинув назад длинные светлорусые пряди, Инка с оттенком легкого презрения произнесла:
"А ты не знаешь? Это же "Modern Talking", их сейчас все нормальные люди слушают".
"Так, значит я - ненормальная", - решила я про себя и растворилась в музыке. Девчонки весь вечер о чем-то трепались - о придурошных преподах, о шмотках, о том, что надо бы запланировать совместную экскурсию на речном трамвайчике по Даугаве. Все это прошло мимо моего сознания, ведь у меня в тот момент было несравнимо большее, чем шмотки и Даугава. Этот голос и правда очаровывал так, что можно было забыть обо всем на свете.
После той памятной вечеринки я стала скупать все кассеты с записями группы. Под музыку Modern-ов я готовилась к лабораторкам и семинарам (при этом мама менторским тоном читала мне лекции на тему соблюдения тишины во время учебы), занималась аэоробикой, умывалась, жарила яичницу, мыла полы... Знала названия (и слова, насколько тогда могла понимать английский) всех их песен, и, конечно же, подпевала им.
Но по настоящему мама встревожилась тогда, когда я увидела любимую группу на экране ТВ и поняла, кто именно является ее солистом. Вот тут уже я "пропала" окончательно, согрешив против одной из основных христианских заповедей - "Не сотвори себе кумира". А впрочем, молодости и несвойственно проникновение в столь глубокие смыслы - мудрость приходит с годами и... горьким опытом.
Девчонки спорили - кто из Modern-ов брутальней и сексуальней. Практически все сходились во мнении, что Диттер. Я молчала. Мне он казался сытым немецким бюргером, начисто лишенным таланта, красоты и утонченности. А вот Томас... В нем была тайна, которую безумно и страстно хотелось разгадать. Слегка женоподобная внешность, стройность, длинные черные волосы, бархатные карие глаза, нос с горбинкой, мягкая грация в движениях и удивительный голос, ни с какими другими несравнимый - во всем этом было столько очарования, что некоторое время я ни о ком другом и думать не могла. (Как же я была тогда смешна и наивна!)
В 1987 году У Modern-ов в Москве должен был состояться концерт. Месяца за три до этого я стала приставать к маме с просьбами отпустить меня туда. Поначалу она попыталась мягко отговорить меня от этой затеи, а потом, когда мои мольбы стали слишком настойчивыми, категорически отказала.
Шло время, и уже реальная любовь заняла положенное ей место в сердце. Да и творчество группы перестало волновать в той степени накала, когда мне было 17 лет. И кто бы мог подумать, что почти три десятилетия спустя, я, наконец, встречусь с кумиром моей юности?
День города Калуги в этом году выдался дождливым, ветреным и ненастным - совсем как тот сентябрьский вечер в Риге. Организаторы наметили массу интереснейших, судя по программе, мероприятий во всех центральных и посещаемых местах города. Не могу сказать, все ли из них состоялись из-за дождя. У меня изначально была задумка выбраться в центр и запечатлеть на камеру происходящее, но вытащить себя из дома часов до пяти вечера я так и не смогла.
После пяти дождь вроде бы прекратился, и я призадумалась: "Может быть, все-таки стоит съездить на Томаса?" Его выступление было запланировано в сквере Волкова (у набережной Яченского водохранилища) в восемь вечера. Признаться, мне себя пришлось буквально выволакивать из дома "за шиворот", как барон Мюнхгаузен делал это из болота - так не хотелось вырываться из тепла в сумрачную сырость. И все же - интерес победил инертность, и я поехала.
Добиралась трудно и муторно, окольными путями, так как буквально на каждом калужском перекрестке были выставлены ГИБДД-шные кордоны, преграждавшие автомобилистам путь через центр города. Наконец, припарковалась у сквера Циолковского.
"Простите, как пройти к скверу Волкова?" - спросила у случайного прохожего.
"Так-то и так-то, - ответил он. - А че там делать-то?"
"Как что? Там же Томас Андерс выступает!"
"Ну и че? Фигня это. Я вот Московскую консерваторию закончил, и уверяю вас, это не музыка".
"О вкусах не спорят", - ответила я и пошла по указанной дороге.
В центре сквера была установлена крытая сцена - вся в огнях и иллюминации, и многочисленную публику, заполонившую практически все пространство возле нее, развлекали незатейливыми конкурсами развязные ведущие. Я понемногу стала просачиваться поближе к эстраде, и, наконец, оказалась метрах в тридцати от нее.
Минут в пятнадцать девятого конферанс объявил о выходе германского гостя, и калужане ответили на это дружными выкриками и аплодисментами. На сцену, один за другим, выходят музыканты группы - бас и ритм-гитаристы, клавишник и ударник. Звучат первые аккорды до боли знакомой мелодии и на эстраде появляется сам Томас Андерс, моя юношеская любовь...
"Судьбою измочаленный, но до сих пор отчаянный, как метросексуал в Махачкале", - мне по душе эти трофимовские слова. Ну да, он, безусловно, постарел, и возраст отнял у него часть прежнего очарования. Несмотря на эти изменения, Томас произвел очень благоприятное впечатление. Такой же тонкий, интеллигентный, респектабельный. И красивый, только уже зрелой красотой. Очень доброжелательно и сердечно общался с публикой. Говорил по-английски, но все было понятно. Заранее попросил прощения за то, что из русских слов знает только "здравствуйте", "до свидания", "как дела" и "водка". "Но я не очень люблю водку, - добавил он. - Зато очень люблю музыку, и надеюсь, что мой концерт порадует вас".
Был одет во все черное - черный пиджак, черные узкие брюки. Только вокруг шеи был обмотан тонкий белый шарф, а на ногах, как ни странно, - кедосы-скейты, которые любит носить молодежь: тоже черные, но на не слишком толстой белой подошве. Весь этот ансамбль смотрелся прикольно и... стильно.
Первые полчаса концерта звучали старые хиты Modern-ов. Звукоусилители были настолько мощными, что, казалось, внутри тебя бешено колотится сердце. Меня со всех сторон теснили люди, но я все равно не смогла удержаться от того, чтобы хотя бы не потопать ногами в такт музыке. И пела, конечно же. Кайф был. Очень жаль, что не получилось фотографии - на город спускались сумерки, и моя мыльница не смогла пробить их, тем более, что в глаза слепили софиты.
Потом все музыканты ушли со сцены и на ней остались лишь Томас и гитарист с полуаккустической гитарой. Под этот чудесный аккомпанемент он исполнил две композиции. Одну - романтическую, которую я еще никогда не слышала. Как же в этот момент захотелось станцевать медляк с путевым партнером, который тебя чувствует, это атас! А вторую - ту самую "You - my heard, you - my soul", с которой и началась моя любовь к группе. И она прозвучала так свежо и чисто в такой интерпретации! И было так красиво: сумерки, бриллиантовая взвесь дождя, опадающая на сцену, и парок из уст Томаса, говорящий о том, что артист работает без фонограммы...
А потом случилось то, от чего все зрители буквально ошалели - он спел Пахмутовскую "Нежность", только по-английски. И лишь одна фраза - "Опустела без тебя земля, Как мне несколько часов прожить..." - прозвучала на русском языке. Во время этой песни в воздух поднялись сотни рук с зажженными бенгалами.
И, наконец, в заключение концерта прозвучали его новые песни, которые, хотя и были восприняты публикой хорошо, но после "Нежности" - уже не с таким воодушевлением.
Томас и его группа честно отработали без перерыва полтора часа. В коротких паузах артист позволял себе лишь выпить чистой воды, чтобы поправить голос.
Что меня особенно удивило: наряду с людьми моего возраста, молодость которых пришлась как раз на расцвет творчества группы, среди публики было столько молодежи! И эти молодые не просто тупо слушали. Мальчишка, стоящий рядом со мной, возрастом чуть помладше моего сына, также пританцовывал и подпевал Томасу, как и я. Такие же подпевки я слышала и из уст девичьей компании где-то у меня за спиной. Неужто в Калуге есть фан-клуб Modern-ов, куда входит и молодежь?
В общем, о том, что вытащила себя из дома в этот вечер, я ничуть не пожалела. И хотя любовь моя юношеская естественным образом почти угасла, я все же рада встрече с этим красивым и талантливым человеком.

  • 1
Томас- наша любовь))) Когда-то его плакат висел в моей комнате, а во двор выносили кассетный магнитофон и слушали их хиты) Доброго Вам дня) Замечательная история)

Спасибо, я рада, что вам понравилось. Ведь и вы радуете меня не меньше.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account